HP: Post tenebras lux

Объявление

правилаfaqсюжетлокациисписок персонажейсписок внешностейгостеваяшаблон анкетыхронология

Присутствует контент 18+
27 октября 2010 г. Хайнд-Лейси, графство Шропшир, Англия
Небо затянуто серыми тучами. Городок готовится к празднованию Хэллоуина.

«Я нахожусь здесь второй день и не сплю почти сутки. Все мое время посвящено изучению этого угрюмого объекта. Пора бы отдохнуть, но куда там! У меня остался еще один не рассмотренный объект – задний двор. Говорят, там тоже есть сад.»
© Тимоти Адамс, Книга теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Post tenebras lux » XVI. Путешествие с платформы №9¾ » Происшествие в Лондоне


Происшествие в Лондоне

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://funkyimg.com/i/HHoW.png http://funkyimg.com/i/HHoY.png http://funkyimg.com/i/HHoX.png
ЭТЮД В БАГРОВЫХ ТОНАХ. ЧАСТЬ I: ПРОИСШЕСТВИЕ В ЛОНДОНЕ
„Этот город завёрнут, как в саван, в туман,
И царит в нём безумье, порок и обман.
Город мрачных трущоб, весь изглоданный злом,
По ночам его мгла накрывает крылом...

И в глазницы домов смотрит ночь, словно ворон,
Этот город безукоризненно чёрен.
Только толпы теней, только Темзы свинец —
Этот город страшней, чем оживший мертвец“

Anna R. Conaghan, Robert Harper, Draco Malfoy
2 декабря 1997 года, ближе к ночи. Лондон/Домик Блэков.
Холодно, сыро. Идет мелкий снег с дождем.

В пустом доме обнаружен труп (с)
Копаясь в деле с письмом, о котором трубит "Ежедневный пророк", Драко и Роберт отправляются в Министерство. Однако путь их туда оказывается не таким уж легким, а вместо полезных сведений на руках у них оказывается... жертва.
Побег по мрачным лабиринтам лондонских улиц от неизбежного, первая попытка бросить вызов судьбе и посмеяться в лицо смерти.

0

2

- Нет, ты серьезно думаешь, что он мог свернуть ей шею? Но они же родные брат с сестрой, - возмутилась Анна, складывая пергаменты в стопочку. Рабочий день был давно закончен, но за дополнительное время, проведенное на работе, сотрудникам приплачивали, а сын так просил на день рождения метлу. В любом случае, торопиться домой было не к кому: кроме книззла Вистла дома ее никто не ждал, а на него Анна таила обиду с прошлого понедельника, когда тот разодрал шторы в гостиной.

- Да, Рик, я знаю, что ты не ладишь с сестрой, но это не значит, что все братья готовы придушить своих, - запальчиво отвечала своему коллеге женщина, повязывая шарф и накидывая мантию. Они уходили последними, поэтому Анна погасила свет, проверила, чтобы кабинет был в порядке, а затем заперла дверь на заклятие. - Все, пойдем, - подергав для верности дверь за ручку, кивнула женщина и, поднимаясь на лифте в Атриум, снова обернулась к своему коллеге. - Ладно, спорим на пять сиклей, что ее убил муж? Спорим? - предложила она, протягивая ладонь. Крепкое рукопожатие, обозначившее состоятельность спора, было разбито ею же. - Все решится на следующей неделе, когда Криппи дочитает последнюю главу романа, - злорадно хмыкнула она. Профессиональное чутье никогда не подводило ее в отношении сюжетных ходов популярного автора детективов Криппи (разумеется, то был псевдоним). Впрочем, об этом знали все в отделе, и никто с ней уже на эту тему не спорил, за исключением Рика Миррена, преследовавшего свои собственные цели.

Он был младше нее на пять лет, но ее живость и полное отсутствие жеманного кокетства, свойственного многим дамочкам этого возраста, уже давно пришлись ему к сердцу. Этим вечером он вновь хотел попытать удачу, пригласив ее, для начала, на чашечку кофе, но миссис Конаган была привычно непреклонна.

- Нет, Рик, мне пора домой. Нет-нет, провожать не нужно, - попрощавшись с явно разочарованным коллегой, Анна вышла на улицу и, засунув руки в карманы мантии, до хрипоты глубоко вдохнула чуть морозного воздуха и нырнула в ближайшую подворотню, которая вела к широкой улице: сегодня она немного прогуляется, прежде чем аппарировать домой из укромного местечка посреди маггловского Лондона.

Отредактировано Anna R. Conaghan (03.06.2014 23:51:14)

+2

3

Громкий хлопок свидетельствовал о появлении в переулке волшебников. Двое молодых людей, чудом приземлившиеся неподалеку от большой лужи, стояли в одном из немногих укромных мест оживленного магловского района. Один из них сделал резкий шаг в сторону и, налетев на прошмыгнувшую в сторону кошку, тихо выругался.
- Если мы не достанем газету, мы рискуем упустить важные детали, - сказал Драко, набрасывая на голову капюшон. За окном домика Блэков было пасмурно, но о дожде и речи не было, а тут впервые в этом году Малфой заметил еще и снег. Радоваться этому он, конечно, не спешил. – Попросить выслать нам дополнительный экземпляр в эти развалины посреди глуши вряд ли получится…
Пока он занимается делами, которые связаны с делами министерства, он делает все, чтобы никому лишний раз не попадаться на глаза. Оказалось, что это еще сложнее, чем представлялось изначально, и, тем более, что скрываться приходится не одному. Теперь один из них не мог остаться там, где не был другой. По крайней мере, Малфой не собирался пока выпускать Роберта из поля зрения, потому что не до конца был уверен, что тот не уйдет насовсем.
- Пойдем сюда, - Драко кивнул в сторону подворотни и осторожно двинулся на слабый свет фонаря, вглядываясь под ноги, чтобы не наступить в лужу. Внезапно раздавшийся неподалеку звук шагов заставил его замереть и настороженно прислушаться. Он бросил беглый взгляд на Харпера и, шагнув вперед, осторожно заглянул за угол. В их сторону двигалась фигура, и хотя она была достаточно далеко, Малфой заметил, что принадлежит она женщине. Рука скользнула в карман и сжала волшебную палочку. Он не знал, заметила она его или нет, но это не имело значения. В голове мелькнула безумная мысль.
Он думал об этом последние пару дней. Рано или поздно ему нужно будет найти человека и в совершенстве овладеть заклятием Империус, чтобы использоваться его для обмана Темного Лорда. Каким бы решительным он ни был, мысль о возможном провале все же пугала его. Он понимал, что может допустить ошибку, и потому понимал, что должен сделать все возможное, чтобы свести этот риск к минимуму. А для этого нужна была практика. Практика с настоящим человеком.
- Сейчас, что бы ни произошло, веди себя тихо, - он посмотрел на Роберта, потом снова глянул за угол. Времени на подробные объяснения не было, потому что женщина не ждала, пока они построят план. Она шла по своим делам и была уже достаточно близко.
Сначала все было словно в замедленной съемке. Драко стоял, прижавшись к углу, и слушал удары сердца, забыв о снеге с дождем и шуме города. Ему казалось, что женщина идет целую вечность. Когда же она промелькнула и оказалась к ним спиной, бесцветная вспышка заклинания Петрификус Тоталус озарила подворотню, и парализованное тело незнакомки упало навзничь. Драко кинулся к ней, ему было крайне важно, чтобы жертва не ударилась головой и была в ясном сознании.
- Давай, помоги мне, - Малфой сделал рукой приглашающий жест и принялся осторожно поднимать обездвиженную женщину. Теперь ему предстояло попрактиковаться в перемещении в пространстве уже трех человек. Что ж... обратного пути, как и выбора, не было. – Держи ее так крепко, как только сможешь. Ее и мою руку.

+2

4

Возникнув в переулке прямо из воздуха заодно с Малфоем, Роберт не мог не отметить с некоторым удовлетворением, что начинает привыкать к аппарации. Ему сравнительно легко удавалось удержать равновесие, так что он даже не шелохнулся при «приземлении». И хотя парень по-прежнему предпочитал метлу в качестве средства передвижения (ах, где теперь только его Чистомет?), Харпер по крайней мере не чувствовал себя так, будто его тело только что взорвали на сотни мелких кусочков размером не больше пылинки, а потом собрали заново.
Вокруг не было ни души, но, следуя примеру набросившего капюшон Малфоя, Роберт все-таки поднял ворот своего плаща. Капюшон тоже имелся, но Харперу больше нравился высокий воротник, в котором при желании можно было спрятать всю нижнюю часть лица, оставив на виду лишь глаза. С неба на него сыпалось нечто, напоминавшее редкий влажный снег, но это не мешало, а скорее приятно охлаждало голову.
Пока Роберт счел за лучшее молча повиноваться указаниям Малфоя. Драко не доверял ему, и потому многого не требовал: держаться тихо, стоять неподалеку, идти следом, что-то брать, что-то переносить. Это напоминало скорее команды, отдаваемые животному, нежели человеческий разговор. Но такова была цена заработанного разрешения оставаться рядом, и потому Харпер не жаловался.
Поначалу вылазка не обещала быть ни опасной, ни даже просто интересной. Подумаешь, задача – добыть «Ежедневный пророк». Что может случиться при самом плохом раскладе? Даже если допустить, что одного из них узнает кто-то из встречных, то вряд это может создать серьезные проблемы. Им почти каждый день придется так или иначе бывать на людях, доставать еду или другие припасы. Нужно просто сохранять спокойствие и осторожность. Да и, в конце концов, всегда можно аппарировать подальше – главное в пиковой ситуации только держаться Драко. Вернее, держаться покрепче за него.
Роберт почувствовал, что что-то идет не так сразу после того, как в переулке они заметили неожиданную компанию. Судя по всему, женщина. Одна. Можно было бы просто подождать, пока она пройдет мимо, и на этом продолжить путь в поисках информации, как и было задумано, но похоже планы Малфоя уже успели поменяться.
Все произошло очень быстро. На глазах изумленного Роберта Драко вырубил женщину заклинанием и уже через мгновение подзывал Харпера к себе, намереваясь куда-то аппарировать их обоих и... теперь уже их пленницу?
Роберт не мог догадываться, что задумал Малфой. Но не нужно было знать подробности его импровизированного плана, чтобы понять – это очень плохая затея.
Однако делать было нечего, ведь Харпер обещал подчиняться. Стараясь не выказывать сомнений, Роберт подбежал к вцепившемуся в добычу Малфою и как можно осторожнее принял часть его ноши на себя. Теперь тело женщины оказалось в своеобразной «люльке», сплетенной из рук двоих молодых людей. По руке подхватило ее под лопатками, крепко держа, и еще две руки, сомкнутые в цепком рукопожатии, поддерживали под колени.
Роберт еще успел подумать: «Ежедневный пророк мы сегодня точно уже не достанем».
А потом раздался привычный уже хлопок и мир вокруг вспыхнул, разлетевшись на сотни красочных брызг.

Отредактировано Robert Harper (04.06.2014 11:52:27)

+2

5

В этом переулке никогда не случалось ничего плохого: кажется, на неровной брусчатке никто никогда даже и ногу не подворачивал, не говоря уже о большем. Но все бывает в первый раз...

Углубленная в свои мысли, Анна не смотрела по сторонам. В ее планах было дойти до ближайшего сквера и, потратив с полчаса на прогулку, вернуться домой. Пару фигур, вжавшихся в стенку, она если и заметила, то точно не обратила внимания: потом она бы и не сказала, что в переулке кроме нее кто-то был. Заклятье в спину было предательски неожиданным: обычно это почерк воров и прочих мелких преступников, предпочитавших не связываться с жертвой и не светить лицо, но не убийц, которые чаще всего предпочитают видеть страх или нагловатую самоуверенность в глазах жертвы.

От заклинания миссис Конаган рухнула спиной на брусчатку - и будь у нее возможность шевелиться, первым делом закричала бы от боли. Коварство Петрификуса (а это, несомненно, был только он) заключалось в том, что лишая возможности двигаться, он оставлял способность чувствовать и мыслить. И сиюсекундные чувства Анны были отнюдь не приятными. В попытке утихомирить собственный организм, который кричал только о боли от ушиба, Конаган попыталась было разглядеть нападавших, но ничего не вышло: освещение в переулке было прескверным, а мышцы глаз, как и все прочие, были парализованы.

"А красть-то нечего," - подумала было Анна, но преступники действовали крайне странно для воров: один командовал, другой подчинялся. Их действия не были спланированы заранее, иначе тот, кто говорил, не выдавал бы столь подробных указаний. Мало того, они еще и решили с ней аппарировать. Судя по омерзительным ощущениям от данного действа, первый, как условно про себя разделила их Анна, не часто тащил на себе двоих. И не особенно удачно: Анна почувствовала, что лишилась куска ткани на правой брючине от низа до колена, а потом еще и ощутила, что тонкий слой кожи на мочке правого же уха был содран при аппарации, поэтому рана неприятно саднила, а капли крови, набухшие на том самом месте, грозили покатиться за шиворот.

+2

6

Удерживать двоих было ужасно сложно. Драко чувствовал, что рука Роберта постоянно высказывает из его пальцев, но те отказывались его слушаться. Когда бешеный водоворот смазанных пятен прекратился, Драко почувствовал, как сильно ноги ударились о твердую поверхность, не удержался и упал на колени. Острая боль заставила его зашипеть и зажмуриться. Однако главным было то, что все трое добрались в относительной целости и сохранности, все остальное – мелочи. Тяжело дыша и все еще морщась, он склонился над женщиной и принялся обыскивать ее карманы. Не прогадал – палочка находилась именно там. Он сунул ее Роберту:
- Спрячь пока у себя.
Только после этого Малфой огляделся. Они приземлились в подвале домика Блэков, в котором всего пару дней назад уже томилась пленница. Видимо, это место притягивает подобного рода истории. Их жертва, конечно, не могла знать, что это за место и даже не могла представить, в какой местности находится дом. Драко убедился, что дверь в подвал закрыта, не без труда поднялся на ноги, которые все еще подкашивались, обошел жертву со спины и с помощью Фините Инкантатем освободил от заклинания, парализующего тело. Однако сразу вслед за этим последовало Инкарцеро, и тело женщины крепко опутали веревки. Теперь, когда действие Петрификус Тоталуса было отменено, пленница наверняка в скором времени оправится от произошедшего и заговорит. Было бы неплохо, если бы она не вздумала кричать, но от этого они были не застрахованы. Головная боль и без того стала совсем привычной, так что…
- Я надеюсь, вы будете вести себя тихо, - сказал он спокойно, сбрасывая сначала капюшон, а потом и весь плащ, и небрежно швырнул его на спинку одного из стульев, которые недавно были перенесены сюда. – Здесь вас все равно никто не услышит. Уверяю, мы находимся достаточно далеко в глуши.
Все тело ныло и скручивало. Драко сделал глубокий вдох и посмотрел на Роберта.
- Ты цел? Я надеюсь, ты готов к тому, что теперь нам придется примерить на себя роли мучителей.
Каких-то три месяца назад Люциуса Малфоя назначили старшим заместителем министра. Кто бы мог подумать, что ему, Драко, вместо прилежной учебы и поездок с друзьями на рождественские каникулы придется вот так вот проводить время? И все же кроме него пока никто не понимал сути происходящего. Поэтому он тихо откашлялся и заговорил снова, обращаясь к Харперу.
- Видишь ли, нам предстоит сталкиваться с непростительными заклятиями. И часть работы, которую я делаю, направлена на то, чтобы, в конечном счете, в совершенстве овладеть заклятием Империус и применить его… для очень важного дела. А чтобы не было ошибок, нужна хорошая практика.
Договорив, он посмотрел на женщину. Так просто ее нахождение здесь, разумеется, не пройдет. В ближайшее время нужно будет придумать, какие меры безопасности применить, чтобы она не сбежала. Да и кто знает, вполне возможно, ее начнут искать…
- Как вас зовут? – голос Драко был все так же спокоен, но только теперь он заметил, как сильно бьется его сердце. Он не испытывал ни страха, ни волнения, но оно бешено колотилось в груди, затрудняя дыхание. Одна мысль, которую он пока гнал от себя, являлась тому причиной. Эта женщина видела их лица, а значит, вероятность того, что она когда-нибудь выйдет отсюда, ничтожно мала.

+2

7

На этот раз Роберту показалось, что аппарация заняла необыкновенно много времени. В ушах звенело, перед глазами мелькали разноцветные вспышки, вес «добычи» тянул вниз и Харпер безумно боялся одного – что Малфой отпустит его ладонь и тогда Роберт навсегда потеряется в этом непонятном месте, где не существует толком ни времени, ни пространства.
Наконец он почувствовал, как паутина их с Малфоем рук разрывается, и женщина ускользает из нее куда-то в пустоту. Только чудом Харпер успел удержать ее и в то же мгновение больно приземлился на одно колено на что-то очень твердое. Он не понял, а скорее просто почувствовал, что они снова оказались в подвале дома Блэков. Рядом, тоже на коленях, уже стоял Малфой и переводил дыхание после изнурительного перемещения.
Роберт как мог аккуратно опустил пленницу на холодный пол, а Драко сразу принялся ее обыскивать. Харпер воспользовался передышкой, чтобы прийти в себя и заодно проверить, не «потерял» ли что-нибудь во время аппарации. В школе он наслушался баек про то, как неудачливые путешественники прибывали в пункт назначения, лишившись уха или носа. Слава Мерлину, ничего подобного сегодня не произошло. Разве что с рубашки Харпера исчезла пара пуговиц.
Машинально приняв у Драко палочку и кивнув на вопрос о том, цел ли он, Роберт уставился на пленницу. Той повезло гораздо меньше, чем им с Малфоем – на ее ухе даже виднелся небольшой кровоточащий порез. Не задумываясь, Харпер достал платок и вытер кровь, а потом направил на ранку палочку и тихо произнес «Эпискеи». Убедившись, что кровотечение остановилось, он чуть было не потянулся, чтобы снять с себя плащ и подложить под голову женщине… Но тут Малфой наконец заговорил о том, зачем им вообще понадобилась их «гостья».
У Харпера все похолодело внутри. О боги, Драко собирался пытать ее. Конечно, Роберт не питал иллюзий относительно того, что Малфою просто приглянулась незнакомка и он решил пригласить ее на чаепитие таким оригинальным способом. И все же она не была врагом, не нападала на них, не угрожала раскрытием. У Драко даже не было оснований полагать, будто она обладает какой-либо нужной для них информацией! Он просто хотел попрактиковаться.
Подавив приступ инстинктивного ужаса, Роберт стал урезонивать себя. В конце концов, он прекрасно понимал, на что идет, увязавшись вслед за Малфоем. Они отправляются вовсе не в увеселительное путешествие. Драко – Пожиратель Смерти, Харпер – его добровольный помощник, и им обоим вероятно предстоит выполнить еще множество неприятных, даже отвратительных вещей. Причем скорее всего даже не для того, чтобы добиться цели, а хотя бы для того, чтобы просто выжить.
И если Малфой утверждает, что практика ему необходима, то Харпер не должен подвергать это сомнению.
Роберт поднялся на ноги и взглянул на «жертву» сверху вниз. Он мучительно пытался заставить себя не думать о ней как о человеке. Воспринимать ее как предмет. Например, как чучело на уроке ЗОТИ.
Он спрашивал, стало бы ему легче, если бы он смог убедить себя, что перед ним сейчас грязнокровка? Рассказы о смерти грязнокровок от рук Пожирателей никогда не вызывали у него жалости к жертвам или хотя бы просто того же ощущения потери, какое вызывает сообщение о чужой смерти. Но одно дело не заботиться о сокращении популяции магглорожденных и совсем другое – похищать, пытать и убивать своими руками. В такой ситуации чистота крови жертвы мало что меняла.
В голове Харпера застряла одна мысль – когда Драко вырубил женщину, именно Роберт кинулся к ней, не позаботившись толком прикрыть голову. Если бы не это, он бы возможно смог убедить Малфоя не раскрывать пленнице их лица. Теперь же шансы женщины выйти из дома Блэков живой таяли на глазах.

Отредактировано Robert Harper (09.06.2014 23:00:59)

+2

8

Рухнув на холодный пол, Анна ощутила явственный запах старого нежилого помещения: такого, где пахнет гнилью и сыростью, где складывается ощущение, что вот-вот по тебе поползут тараканы, а то и крысы. То место, где нет и надежды на случайный солнечный луч или глоток свежего воздуха. Подвал какого-то заброшенного дома: кричи - не кричи, а все равно никто не услышит и не придет на помощь. Да и как кричать, если тело напрочь парализовано. Ан нет, Анна своим мучителям нужна была в более-менее адекватном, видимо, состоянии. Едва только закончилось действие Петрификуса, как женщина со стоном повалилась на бок, поджав ноги и руки. Не тут-то было: моментально, вслед за этим ее догнало связывающее заклятие, больно стянувшее тело. Продолжая сжиматься и шипеть от боли, она ощутила, как один из похитителей обработал ранку на ухе. Попытка отблагодарить обернулась невнятным мычанием: горло нехотя отходило от предыдущего заклятия.

Первый снова говорил. И говорил много, словоохотливо для похитителя, строя правильные предложения и достаточно ясно выражая свои мысли. Клиентура, с которой приходилось работать Анне, была несколько другого пошиба: часто полупьяные, едва ли грамотные волшебники с крайне низкими познаниями в области магии. Часто попадались ликантропы, бежавшие из своих стран в Англию в поисках лучшей жизни, либо те, кто не смог получить работу и легальный заработок. В большинстве своем,  это были люди взрослые, потрепанные жизни, а эти же... Анна услышала шорох снятой мантии и повернула голову, с усилием оторвав ее от грязного пола: перед ней же были дети! Не дети, так молодые люди, немногим старше ее собственного сына. Это было одновременно и истерически смешно, и зверски неприятно. На всхлипы хохота, застревавшего в глотке, влияло и ее положение: сыроватый и холодный пол не способствовал улучшению самочувствия. Дрожь пробирала до костей, и Анна, сдерживая желание упереться лбом в коленки, чтобы не видеть и не слышать ничего, поджимала правую ногу, по щиколотке которой ползла капля то ли упавшая с потолка, то ли принесенная вместе с растаявшим снегом с улицы. И как ее только умудрились дотащить дети, едва ли совершеннолетние, едва ли прошедшие курс трансгрессии.

Вещи, которые говорил белобрысый (так их классифицировать стало еще проще), звучали страшно. "Мучители, непростительные, практиковать Империус..." Нет, хит-визардов не учили обращаться с Темной Магией, но курс ЗоТИ, о котором теперь писал и ее ребенок в письмах, она помнила неплохо. Империус - заклинание, подчиняющее волю. Чем сильнее волшебник, кастующий заклятье, тем оно долговечнее. Соответственно, если жертва достаточно опытна в ментальной области, она может делать попытки сопротивляться, пытаться сбросить с себя ментальные путы. Нет, Анна не была мастерицей в этом вопросе, но хоть чему-то ее учили. Женщина прикусила губу, смирившись с болью от ушибов, и продолжила прислушиваться. Она все ждала, когда заговорит второй, русый мальчишка, чьего голоса она так и не услышала. "Прихвостень? Так для чего он нужен?", - задумалась Анна, по-прежнему стараясь не издавать лишних звуков. Кто его знает, может это каким-то старые враги под оборотным зельем и разыгрывающие сомнительный концерт? Нельзя же вот просто так взять первого подвернувшегося под руку человека и взять его в заложники. Это же банально не по-человечески!

И все-таки это были дети: любой адекватный преступник не стал бы проводить мини-лекцию о том, что они будут делать и как, а также для чего им это нужно. Так неужели эти зарвавшиеся школьники не осознавали, что непростительное не зря включили в этот список? Оно же будет мучить и жечь не только ее, но и самого заклинателя, а для юного организма с нестоявшимся магическим потенциалом это минимум опасно. В области Темной магии было много чего любопытного: были страшные проклятья, о которых Анна слышала только мельком, но именно эти три заклятья называют непростительными. Как будто сломанные кости по телу, вскипевшую кровь и вывернутые наизнанку внутренности, что являлось, по слухам, последствиями других темных заклятий, можно простить.

Кроме того, Империус надо хотеть наложить. Надо не просто думать о том, что "было бы неплохо, чтобы кто-то сделал то, что я хочу", надо приложить усилия, чтобы своей волей подавить волю другого человека, четко осознавая, что обратного пути к свету уже не будет. Чем-то это напоминало дрессуру, когда хозяин подавляет волю своей собаки, указывая, что она должна выполнять сначала его указания, а потом решать что-то сама, если он ей это разрешит.

Впрочем, от сумбурных мыслей ее отвлек вопрос блондина.
- Конаган, - по служебной привычке представилась она. А затем, в упор взглянув на второго, который нравился ей определенно больше, добавила уже мягче, почти по-матерински: - Анна.

Сопротивляться, язвить, откровенно раздражать этих двоих она пока не планировала: и причин не находилось, и с чисто психологической стороны это было бы вернее.

Отредактировано Anna R. Conaghan (11.06.2014 23:48:34)

+2

9

Анна Конаган. Это имя показалось ему смутно знакомым, и все же ничего конкретного память не подсказывала. Не без удовольствия отметив, что женщина его не узнала, Малфой решил, что представляться они не станут. Жутко невежливо, но…
- Приятно познакомиться, миссис Конаган, - продолжал он невозмутимо, - Надеюсь, вы извините нас за доставленные неудобства? Понимаете, мы и сами не ожидали, что простой поход за газетой обернется вашим визитом… сюда. Думаю, мы с моим другом постараемся обеспечить для вас чуть более комфортные условия, а вы поможете нам в одном небольшом, но очень важном деле.
Драко поймал себя на мысли, что теперь от Анны Конаган зависит жизнь других возможных пленников домика Блэков, потому что если он не сможет достичь желаемого результата с ней, у него просто не останется выбора. Рано или поздно ему придется найти новую жертву для пыток.  Ни в мыслях его, ни в голосе или взгляде не было самодовольства и пафоса. Не было в его поведении и бравады. Просто желание сохранить собственную жизнь позволяло оставаться хладнокровным и не тратить время на ненужные размышления или опасения. Он понимал, что должен это сделать, и он это делал.

Был ли страх? Ни капли. Он не боялся последствий. Его отец сидит в министерском кресле, а он выполняет задание самого могущественного и страшного волшебника современности. Волшебника, опаснее которого нет никого. Он был уверен, что их тут никто никогда не найдет, а если и найдут, то что? В подвале их поместья за последние полгода побывало столько жертв, что одна случайно пойманная женщина, кем бы она ни была, не доставит лишних неприятностей ни ему, ни его семье. Когда Темный Лорд не заявлял о своем существовании, пожирателям еще приходилось прятаться и озираться, но теперь выше них не стоял никто. Он не боялся ни обнаружения, ни провала. Трезво оценивая ситуацию и собственные силы, Драко уже сейчас знал, что затея может оказаться неудачной, и он не достигнет безупречного результата, но он так же знал, что в любом случае сможет сильно продвинуться. Так уж сложилось, что он родился в семье одного из самых близких Лорду последователей и находился бок о бок с людьми, от которых смог почерпнуть немало полезного. Сейчас Малфой думал о том, как благодарен тетушке Беллатрикс за ее уроки окклюменции, в которых он преуспел. Он мог не только защищать свое сознание от вторжения другого человека, что весьма полезно, как правильно заметил Снейп, но и сам мог проникать в чужое сознание. А особенно в сознание людей, не искушенных в темных искусствах. Поблагодарить так же можно было и самого Снейпа за его уроки зельеварения, которые вместе с самостоятельной практикой Драко увенчались успехом в изучении очень многих весьма необычных зелий. Отдельное спасибо Долохову, который показал и доказал, что помимо непростительных есть достаточно много заклятий, способных пригодиться для пыток, доставлять муки и убивать. Он же научил, что если жертва не поддается прямому воздействию при проникновении в сознание, правильный подход в пыточных заклятиях способен ощутимо подавить ее волю и облегчить доступ. Вот только практики такой у них не было… Что ж, если миссис Конаган окажется достаточно сильной личностью, это будет сложно, но полезно. Когда он предстанет с отчетом перед Темным Лордом, которого ему предстоит обмануть, не поможет уже никакая поддержка Снейпа. Он может полагаться только на свои силы, поэтому все, что нужно для безупречного результата, он сделает, чего бы это ни стоило. Да и нельзя было забывать, что ему уже доводилось применять заклятие Империус год назад на взрослом человеке и прошло все весьма успешно. Хозяйка «Трех метел» сослужила Драко хорошую службу и очень помогла. Ее, правда, удалось оставить в живых, а вот их новую знакомую никак не удастся. Наверняка им придется применять такие заклятия, воздействие которых она очень хорошо запомнит. Как бы Драко ни был спокоен, мысль об убийстве он все равно прогнал прочь.
- Чем вы занимаетесь, миссис Конаган? – спросил он и без какой-либо веселости усмехнулся, - Мы вот, как видите, занимаемся совсем не тем, чем должны были бы.

+2

10

Спокойный, даже мягкий тон, которым пленница сообщила свое имя, почему-то заставил Роберта нахмуриться. Было похоже на то, что, разглядев своих похитителей как следует и окрестив из про себя «детьми», она перестала воспринимать ситуацию всерьез. Либо это, либо для нее чрезвычайные происшествия были делом привычным. Первое объяснение, учитывая решительный настрой Драко, могло стоить женщине очень дорого. О втором варианте Роберт предпочитал пока не задумываться, так как он мог означать проблемы уже для них с Малфоем.
К облегчению Харпера, имя Анны Конаган ничего ему не сказало. Да он и не пытался копаться в памяти, внутренне содрогаясь от мысли, что их намеченная жертва может оказаться родственницей кого-нибудь из знакомых ему людей. У «учебного пособия», предназначенного для тренировки пыточных и непростительных заклятий, не должно быть родственников, как не должно быть прошлого или будущего. По крайней мере, он должен был воспринимать ее именно так, если хотел сохранить самообладание и здравый рассудок этой ночью.
Сейчас Роберту было необходимо сосредоточиться на происходящем и, прежде всего, на том, что говорил Драко. Харпер сразу почувствовал, что многие из слов Малфоя в действительности предназначаются для него, а вовсе не для их «гостьи». Ведь у них не было возможности спланировать все заранее, договориться обо всем, обсудить свои действия и их возможные последствия.
Неожиданно Харпер подумал о том, что со стороны Малфоя это, пожалуй, можно было бы отчасти расценить как проявление доверия. Он решился на импровизированный захват пленницы, заранее не предупредив и не подготовив Роберта к этому. А значит, был уверен, что тот не сорвется и, по меньшей мере, не выкинет ничего такого, что увеличило бы риск. Эта мысль помогла ему обрести второе дыхание.
Харпер рассудил, что все страхи и сомнения лучше отсечь одним ударом, не растягивая мучения и не потакая ненужным угрызения. По-настоящему страшна может быть только неизвестность. Жутко вглядываться в пустоту впереди и ступать мелкими шажками, каждую секунду ожидая, что можешь провалиться в пропасть. Уж лучше довериться судьбе и шагнуть в пропасть самому. И тогда можно надеяться, что либо все кончится быстро и безболезненно, либо у тебя раскроются крылья.
В то, что страшило его, Роберт всегда предпочитал погружаться сразу. Словно в холодный и темный омут. Стоило принять решение, и ужас сам собой отступал. Единственной задачей оставалось правильно выполнить задуманное. Вот и теперь, решив действовать, он не стал медлить.
На второй вопрос Драко их жертва ответила не сразу. Воспользовавшись возникшей так кстати паузой, Роберт шагнул к Малфою и осторожно дотронулся до его плеча, пытаясь привлечь внимание.
- Не тем, чем должны были бы? – произнес он, довольно успешно подражая невозмутимому и немного отстраненному тону Драко, - Думаю, в моем случае это будет довольно легко исправить. Я ведь должен сейчас заниматься учебой, не правда ли? Раз нашей гостье в любом случае предстоит участвовать в практике непростительных, то я был бы не прочь тоже воспользоваться ее помощью и научиться парочке полезных заклинаний.
Харпер говорил уверенно – так, будто не сомневался в утвердительном ответе Малфоя. В присутствии пленницы нельзя было показывать, что между ними может отсутствовать  полная договоренность и согласие. Это вселило бы в нее надежду на то, что получится сбежать, воспользовавшись моментом, пока похитители будут разбираться с собственными разногласиями. Но в то же время Роберт внимательно следил за реакцией Драко, а в обращенных на Малфоя глазах было скорее вопросительное выражение. Харпер был уверен в каждом своем слове, но при этом он искал одобрения своего старшего и более опытного спутника.

Отредактировано Robert Harper (14.06.2014 14:23:18)

+2


Вы здесь » HP: Post tenebras lux » XVI. Путешествие с платформы №9¾ » Происшествие в Лондоне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC