HP: Post tenebras lux

Объявление

правилаfaqсюжетлокациисписок персонажейсписок внешностейгостеваяшаблон анкетыхронология

Присутствует контент 18+
27 октября 2010 г. Хайнд-Лейси, графство Шропшир, Англия
Небо затянуто серыми тучами. Городок готовится к празднованию Хэллоуина.

«Я нахожусь здесь второй день и не сплю почти сутки. Все мое время посвящено изучению этого угрюмого объекта. Пора бы отдохнуть, но куда там! У меня остался еще один не рассмотренный объект – задний двор. Говорят, там тоже есть сад.»
© Тимоти Адамс, Книга теней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Post tenebras lux » Гранатовый домик » Ибо я согрешил


Ибо я согрешил

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ИБО Я СОГРЕШИЛ
«Страшен не грех, но бесстыдство после греха.» (Иоанн Златоуст)

20** г., 10 октября, полдень. Провинциальный городок в графстве Уилтшир, Великобритания. Местная церковь.
Обычный осенний день, прохладный и серый. Временами ненадолго проглядывает солнце.

Решетчатое оконце исповедальни, едва уловимый абрис профиля юноши, сидящего за перегородкой, и его смиренный голос: «Святой отец, я согрешил»… Этого никогда не будет.

После утренней службы прихожане давно разбрелись по своим делам. Отец Шеннон привык, что в будние дни мало кто остается исповедаться в своих прегрешениях, предпочитая заниматься заботами земными. И уж тем более он не ожидал услышать просьбу об исповеди от появившегося в опустевшей церкви Джонатана Хайда.

Отредактировано William Shannon (14.07.2014 00:03:50)

0

2

В сумрачной прихожей отражение в зеркале было особенно причудливым. Синие глаза казались почти черными, а бледная кожа – серой. Джон был в своем лучшем черном костюме, купленном на последний день рождения. Единственная действительно стоящая вещь, за которую Джоан Хайд отдала столько денег, что узнай об этой сумме муж, давно убил бы или сдал в сумасшедший дом. Но костюм, сидевший идеально по фигуре юноши, того стоил.
- Вырядился, - фыркнул Джордж, с отвращением глядя на сына, который разглядывал себя в зеркало. – Даже не хочу знать, куда вы ходите в таком виде. Смотри, не попадайся на глаза старине Биллу… Мне стыдно нормальным людям в глаза смотреть. Не сын, а…
Продолжение Джонатан расслышал смутно. И хотя Джордж Хайд вполне открыто дал понять, кем именно он считает сына, Джон предпочел сделать вид, что услышал не то слово. Мнение отца ему было безразлично, и он никогда не имел желания спорить с ним. Его заботили другие проблемы.

К территории церкви он приближался с лицом, лишенным каких-либо эмоций, не желая показывать окружающим творящегося внутри кошмара. Окружающих, к слову, было не так много, и это хоть как-то успокаивало. Джон не чувствовал страха, но волнение и предвкушение были так сильны, что разгоняли прочь все мысли и не позволяли сосредоточиться.
Остановившись на полпути, он уставился на деревянные двери, одна из которых была приоткрыта. Увидеть, что происходит внутри, не было никакой возможности. Джон огляделся по сторонам, желая убедиться, что не встретит викария прежде, чем приступит к выполнению своей безумной затеи. Территория была почти пуста: вдали у забора  прогуливались женщина с мужчиной, а на ближайшей скамье сидела старушка. Недолго думая, юноша сел на ту же скамью и сцепил на коленях замерзшие руки. Старушка повернула голову и просто уставилась на него, кажется, даже не моргала. Через три минуты Джон не выдержал этого пристального взгляда и поспешил войти в церковь, успокоившись только тогда, когда за ним закрылась массивная дверь.
В дальнем конце зала отец Шеннон разговаривал с супругами Комри, которые жили на соседней улице. Скользнув в тень, Джон прижался к стене за ближайшим углом и думал, что в самом худшем случае ему придется едва ли не ползти за скамьями. Он был уверен, что никто не успел заметить его присутствия, так как вошел он не один. Миссис Комри прошелестела мимо Джона в своей длинной юбке, не заметив в тени за углом его черную фигуру. Мистер Комри еще несколько минут говорил с викарием, после чего, взволнованный, вышел на улицу. Юноша проследил взглядом за отцом Шенноном, оставленным в одиночестве, и растерялся, не зная, как лучше себя повести, хотя последние два дня прокручивал в воображении множество вариантов развития событий. Но тут произошло то, о чем он даже не думал. Священник зашел в исповедальню.
Мысль мелькнула тот час же. Джон чувствовал, как бьется сердце в груди и понимал, что это шанс, которым вот-вот может воспользоваться мистер Комри. Отбросив все сомнения, юноша решительным шагом направился туда.

Дверь закрылась. Внутри было темно, душно и тесно. Смотреть на решетку было неприятно. Ему казалось, что через нее прекрасно видно лицо сидящего по ту сторону человека, хотя викарий сидел так, что он не видел его совсем. Было бы здорово, наверно, прийти и рассказать о своих печалях и бедах тому, кто не знает тебя и никогда больше не встретит. Но разве можно поверить в то, что человек, покупающий вместе с тобой хлеб в местном супермаркете, избран Богом, чтобы отпускать грехи? Это казалось смешным. Но к своему счастью Джонатан был здесь не для того, чтобы открывать душу. Ему хотелось влезть в чужую.
- Здравствуйте, святой отец. Сегодня не будет таинства покаяния.
И хотя викарий не мог этого видеть, на лице Джонатана была довольная улыбка.

Отредактировано Jonathan Hyde (13.07.2014 17:58:10)

0

3

С недавних пор прихожане могли отметить в отце Шенноне значительные перемены. Он и прежде никогда не был мягкосердечен, но теперь его поведение обрело порой излишнюю резкость. Раньше никогда не высказывавший прямого осуждения, он теперь с рвением показывал кающимся каждую из отвратительных подробностей их проступков. А основной темой его проповедей вместо Божьей милости и всепрощения стала греховная сущность человека.
Более того, всегда смотревший на людей с доверием, он теперь избегал глядеть им в глаза.
К счастью, никому из них пока не пришло в голову, что странное поведение викария проявилось сразу после сбора яблок. Да и если бы отметили, что с того? Никто из них не мог догадываться о том, что в действительности тогда произошло. Только один человек знал об истинных причинах того, от чего викарий был сам не свой, и только встречи с ним священник по-настоящему опасался. Опасался и в то же время с нетерпением ожидал.

День начался совсем не так, как хотелось бы. Проснулся священник от глубокого, тяжелого сна. Подробностей он не помнил, но почему-то был уверен, что там фигурировали бесконечные лестницы в небо, куда он безуспешно карабкался, тяжело тянувшие его вниз корзины яблок и еще демон с ангельским лицом, протягивавший такой манящий, сочащийся ароматным соком запретный плод. Плод, пахнувший вовсе не яблоком, а живой и молодой человеческой плотью, нагретой прощальными ласковыми лучами солнца… Этот сон приходил к нему уже не в первый раз.
Далее, с самого утра отца Шеннона одолевали суетные мысли – например, о том, где он мог потерять свои любимые четки. Без них он никак не мог сосредоточиться теперь на молитве, которая помогла бы прогнать ночные видения. Он искал их сначала в доме, а потом и в церкви, но безрезультатно.
И только когда пришел назначенный час, священник смог сосредоточиться на проповеди. Тему для нее он выбрал еще накануне – высказывание Иоанна Златоуста «Страшен не грех, но бесстыдство после греха».
Речь его получилась долгою и вдохновенною. Он вновь говорил о том, как слаб человек, как подвержен искушениям. Внушал прихожанам, что нельзя обманывать себя – совершенный лишь в мыслях грех остается грехом в глазах Господа. Каждое намерение, каждая даже самая краткая мысль, тень ослепления или безумия – все они оставляют след на человеческой душе. След черный и страшный, который смыть может только искреннее раскаяние и стыд.
Мало найдется преступлений серьезнее, утверждал он, чем оправдывать себя самого. Твердить себе, что пока не совершено непоправимого в материальном мире, то и духу не нанесен урон. Ужаснее, пожалуй, может быть только упорство в собственном грехе, потакание собственной слабости.

После службы церковь опустела довольно быстро. Остались только супруги Комри. Бездетные, живущие в полном достатке на ренту с унаследованной мистером Комри недвижимости, они могли позволить себе не торопиться в такой час по делам. Оба были довольно набожны, ходили в церковь каждый день, однако в собраниях не участвовали и предпочитали денежные пожертвования участию в труде общины. Сегодня, казалось, оба они были под впечатлением от сегодняшней проповеди викария.
Мистер Комри долго говорил что-то отцу Шеннону, не остановившись даже когда его жена соскучилась и, вежливо кивнув, неторопливо направилась прочь из церкви. Священник рассеянно кивал, продолжая невольно думать о своих четках. Скоро последние прихожане уйдут, и он снова останется наедине с собственными мыслями. А четки так успокаивали, так хорошо отгоняли «демонов»…
Наконец, викарий вспомнил. Накануне вечером одна из прихожанок попросила исповедовать ее. Ее откровения были долгими, слезы обильными. Сумев наконец успокоить девушку, утомленный викарий удалился домой и, не чувствуя собственного тела от усталости, направился прямиком спать. А его четки, вероятно, так и остались в исповедальне.
Попрощавшись наконец с мистером Комри, священник направился туда и нашел их. Четки соскользнули на пол и теперь дожидались его, притаившись у одной из ножек стоящего внутри стула. Подняв четки, отец Шеннон со вздохом облегчения, присел прямо там. Ощущая прохладные кругляшки четок в своих руках, он уже почти поверил, что этот день окажется наконец спокойным и безопасным. Ведь он так истосковался по покою.
Но в эту самую минуту до викария донесся голос, шедший словно не из соседней кабинки исповедальни, а из тех самых страшных снов, которыми он мучился последние дни.
- Здравствуйте, святой отец. Сегодня не будет таинства покаяния.
В горле священника мгновенно пересохло. Не до конца веря в происходящее, он бросил взгляд через резной проем, страшась и одновременно желая увидеть там уже хорошо знакомый ему профиль.
- Зачем же Вы тогда явились сюда, сын мой? – вновь обретая контроль над голосом, ответил викарий.

Отредактировано William Shannon (14.07.2014 01:11:24)

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»





Вы здесь » HP: Post tenebras lux » Гранатовый домик » Ибо я согрешил


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC